Mari Kilkenni
Я ставлю перед собой великие цели. Согласитесь, красиво смотрятся. Пусть стоят
6 декабря в лондонском театре DONMAR впервые показали шекспировского «Кориолана» - пьесу не самую известную в широких кругах. После семидесятого спектакля сезон закрыли, но теперь «Кориолан» шествует по России – его показывают в кинотеатрах в рамках программы «National Theatre Live».
«Трагедия о Кориолане» (это полное название пьесы) – история о великолепном древнеримском воине по имени Кай Марций, за свой подвиг в городе вольсков – Кориолах – получившем третье имя – Кориолан. Он – прирождённый солдат, военная машина, но никудышный политик, имеющий весьма невысокое мнение о народе. Когда Кориолан в очередной раз не сдерживается и проявляет высокомерие, римляне изгоняют своего героя, и единственное его пристанище – у бывших врагов, вольсков.
Пьеса полна самых разных конфликтов – между сыном и матерью, между человеком и обществом, между двумя врагами, уважающими друг друга… «Кориолан» - динамичное произведение, здесь нет возвышенных монологов, свойственных другим трагедиям Шекспира, а потому режиссёрский ход смотрится весьма органично.

Донмарский «Кориолан» придерживается минимализма. Сцена театра (к слову, раньше это был склад бананов) невелика, а из декораций – только стулья да лестница. Актёры (их всего 14) одеты отнюдь не в древнеримскую одежду и большую часть времени проводят на сцене, даже если не участвуют в происходящем – они сидят в тени на тех самых стульях. Часть актёров исполняет роль толпы – как у римлян, так и у вольсков. Стулья периодически используются как декорации, а лестница олицетворяет ворота в Кориолы.
Тем не менее, это не мешает погрузиться в атмосферу Древнего Рима. Одежда героев не слишком современна, а потому они как будто находятся вне времени, между Античностью и современностью. Даже динамичное техно в качестве музыкального сопровождения оказывается к месту, подчёркивая динамичность как пьесы, так и самого Кориолана. Минимализм на сцене не даёт отвлекаться на декорации и направляет взгляд и мысли зрителя на одно – героев и их характеры.
Режиссёр Джози Рурк приняла ещё одно смелое решение – внести в спектакль больше женских персонажей. Нельзя сказать, что это пошло постановке на пользу – от этого исчезла сила двух женщин Кориолана – матери и жены. «Кориолан» - очень мужская пьеса, а потому Волумния (мать) и Виргилия (жена) казались на этом фоне особенными, сильными героями. Здесь же их сила угасла, потому что контраста не получилось.
Третье изменение – более успешное, нежели предыдущее – режиссёра – юмор. Пьеса весьма тяжёлая и мрачная, но сценаристам удалось обставить некоторые моменты с юмором, и это был правильный ход – зрителю просто необходимо было периодически расслабляться. А добиться смеха в трагедии – дорогого стоит. Юмор оказался очень уместным и органичным, будто и сам Шекспир задумывал определённые моменты как шутку.

На сцене блистал дуэт Тома Хиддлстона (Кориолан) и Марка Гэтисса (Менений – друг Кая Марция и посредник между ним и народом). Именитые актёры полностью оправдали свою популярность – их игра действительно приносит одно удовольствие. Хиддлстону удалось передать совершенно несвойственный ему характер, полный высокомерия, грубости и ярости. Его Кориолан, возможно, получился всё же более человечным, однако он попал в точку – Кай Марций вызывает то восхищение, то сочувствие, то недоумение. Том, привыкший полностью погружаться в героя, показал натуру Кориолана с новой стороны, оправдав его поступки и показав, что в глубине этой военной машины живёт самый настоящий человек. В последней сцене отчаяние Марция было настолько ощутимо, что его стало жаль, но он всё еще вызывал восхищение.
Марк Гэтисс со свойственной ему элегантностью подошёл к созданию персонажа. Его Менений получился действительно добрым другом и отличным советником с чувством юмора. На его плечи легла основная доля юмора, но сцена последней встречи Менения и Кориолана получилась невероятно трагической. Гэтисс сумел показать, насколько стар и беспомощен оказался его герой перед решимостью Кориолана. Менению сопереживаешь, а Марций кажется человеком с ледяным сердцем.
Хэдли Фрайзер, исполнивший роль заклятого врага Кориолана, вождя вольсков Тулла Авфидия, показал своего героя воинственным варваром, не лишённым достоинства и уважения к противнику. Его Тулл вызывает восхищение и трепет, даже современная одежда не мешает разглядеть в нём смелого воина. Но, увы, Авфидию уделили намного меньше времени, чем хотелось бы, а потому этот образ остался незавершённым.
Характеры матери и жены Кориолана, как уже говорилось, поблекли и, пожалуй, не удались. Виргилия не дотянула до жены героя – она стала просто женщиной, волнующейся за мужа. Образ матери, наоборот, показался преувеличенным – уж слишком эмоциональной она получилась.

И всё же, три часа, проведённые за просмотром спектакля, принесли немало положительных эмоций, а главное – потрясающее впечатление от всего действа, сопровождаемого техно и криками римского народа. «Кориолан» получился эмоциональным и шумным, динамичным и захватывающим, кровавым и в то же время трогательным, а потому мелкие недостатки не мешали наслаждаться битвой между народом и человеком.

@темы: театр, отзыворецензии, многобуквие, Капитан Британия