Mari Kilkenni
Я ставлю перед собой великие цели. Согласитесь, красиво смотрятся. Пусть стоят
Warning! Не люблю якать, но тут и правда очень много меня. Всё крайне субъективно.

Иногда благодаря пиратским торрентам можно посмотреть спектакли, которые по какой-либо причине упустил (так было, например, с «Аудиенцией»). Иногда благодаря пиратским торрентам можно понять, что тысячу (или даже больше) рублей лучше сберечь на что-нибудь более стоящее. Так оказалось с новым «Гамлетом» с Камбербэтчем в главной роли. Признаюсь сразу: к Бенедикту я отношусь неоднозначно — он, бесспорно, хороший актёр, но я не понимаю, отчего толпы людей боготворят его ТАК сильно. Теперь я вдобавок не понимаю, как можно назвать его Гамлета самым лучшим/гениальным/далее по списку. Итак, сперва о самом принце датском.

Я не увидела ничего нового в этой трактовке, как, в общем-то, не увидела какой-либо отличительной черты именно этого Гамлета. Я не хочу сравнивать интерпретацию Камбербэтча и Теннанта, но в принце Бенедикта можно увидеть и что-то от Дэвида, и от многих других Гамлетов (с постановкой Дорана я сравниваю просто потому, что и она тоже перенесена в наше время, так что было понятно, что стороной её не обойдут). Камбербэтч-Гамлет временами кривляется, тужится, ходит с постоянно мокрыми глазами, срывается на истерики и то и дело шагает по столу. Дали весьма жирный намёк на подростковость принца, но, господа, не всем в почти сорок лет удаётся изобразить потерянного тинейджера. Собственно, очень показательно начало сцены, в которой должны появиться Розенкранц и Гильденстерн, — заигравшийся великовозрастный принц в окружении деревянных солдат. Безумия — ни наигранного, ни реального — я не увидела. Например, весьма неплохой (по сравнению с остальными) получилась сцена разговора Гамлета с Офелией, за которой подсматривали король с Полонием. Вот только после тирады принца Офелия говорит: «Великий ум погиб». По идее, тут мы должны увидеть какое-никакое безумие (тут уже зависит от трактовки). Однако Гамлет просто очень громко и напряжённо выдал текст — и всё. Гибелью великого ума и не пахнет. Бенедикт явно старается, временами у него выходят интересные (секундные) моменты, он неплохо так кривляется (жутко напоминая Шерлока), но такое ощущение, что он насмотрелся на других Гамлетов и теперь старается показать всех их. А ещё — очень боится позабыть текст, поэтому в основном просто быстро выдаёт предложение за предложением, и в итоге в слова не успевает вдуматься ни он, ни зритель.

Другие актёры... Они есть, но о них и сказать-то особо нечего. Клавдий то и дело строит страшные лица и, в общем-то, немного раздражает, хотя не уверена, что актёр этого добивался. Полоний никакой. Ни комизма, ни чего бы то ни было ещё. В случае с Офелией хотя бы видны перемены (которые у Гамлета только наметились едва заметными штрихами), а вот Гертруда... см. отзыв о Полонии. В её слёзы не верилось ни разу. О существовании Горацио я почему-то и вовсе временами забывала, но он запоминается благодаря постоянному рюкзаку (и что он там носит, интересно?) и странной манере игры (честно, немного аутиста напоминает). Друга Горацио я тоже не увидела — так, ещё один знакомый в огромном замке. И про этих персонажей я ещё могу что-то сказать. Про остальных — ничего.

Постановке катастрофически не хватает напряжённых моментов. То есть, режиссёр и актёры явно понимают, что они должны быть, и даже знают, где именно, потому они кричат или, наоборот, начинают почти шептать, жестикулировать, дёргаться, но, нет, ни намёка на какое-нибудь напряжение. Появление призрака? Он просто входит (и, кстати, несмотря на портрет, на который указывал Гамлет, в призраке нет ни капли Марса, Гермеса или Аполлона), и опять непонятна реакция других героев — на этот раз испуг принца и его товарищей. Сцена с молящимся Клавдием? Ни капли. Мышеловка? Мимо, совсем. Разговор Гамлета с матерью (простите, но я не удержусь — это была одна из лучших сцен в версии Дорана, Теннант так сыграл, что я просто вжималась в стул, не в силах шелохнуться)? Ни разу.

Но, ладно, не всё так жутко. Я не могу назвать ни одного хоть немного понравившегося момента — либо сыграно слабо, либо я это уже где-то видела (или и то, и другое). Зато мне пришлась по душе сцена — она огромная, со множеством хороших и интересных декораций (я люблю всякие детали, ничего не могу поделать). Визуально-техническая часть просто грандиозна. Если бы я сидела в зале, точно бы зависла на изучении именно сцены (хотя не уверена, что её отовсюду хорошо видно). Возможно, если бы было больше общих планов, я бы впечатлилась хотя бы тем, как всё устроено. Плюс отличная работа со светом — сцена запросто превращалась то в пышные покои, то в какую-нибудь пустошь — и музыка. Она динамичная, весьма мощная, но вялости самого спектакля никак не помогает. И, конечно, костюмы. Хотя у Гамлета костюмов слишком много (я вот не поняла, зачем были некоторые из них — особенно красный мундир; к слову, вход в этом самом мундире и с барабаном просто нелеп), но на них было приятно посмотреть. И ещё — кажется, что режиссёру очень хотелось поставить спектакль в декорациях XX века — некоторые костюмы больше бы подошли постановке, в которой действие перенесено в конец XIX-начало XX века (с аллюзиями на мировые войны, например). Или это был намёк на «вневременность» Гамлета? Если так, то замысел не удался (кстати, в «Кориолане» этот приём смотрелся весьма неплохо).

Раз уж заговорили про режиссёрские замыслы... Не то чтобы их было много (а были ли они вообще?), но про один приём не могу не сказать. А именно — замедленное движение. Подобный финт (правда, в разных местах, не совмещая) проделывали в «Боевом коне» — акцентировали свет на ком-то одном, при этом остальная сцена тонула во тьме, а актёры замирали, и в стиле слоумо показывали прыжок лошади. И если игра света мне нравится, то этот замедленный полёт раздражал (пожалуй, единственное, что не понравилось в любимейшем спектакле). В «Гамлете», опять же, акценты со светом удачные, но их совместили с этим самым слоумо, и я вообще не понимаю, зачем его использовать в театре, а в этой постановке — особенно. Замедленная сцена убийства Лаэрта и вовсе смехотворна — помимо слоумо ещё и остальные актёры начали вытворять какие-то нелепые телодвижения, которые были бы уместнее в мюзикле. К тому же, приём с замедлением используется на монологах, которые Гамлет, по идее, должен произносить в одиночестве. Понимаю, на такой огромной сцене одинокая фигура просто теряется, но возникло впечатление, что то ли Бенедикт боится оставаться один, то ли режиссёру это не понравилось. И в итоге монологи воспринимаются совсем иначе, и это опять идёт в минус. Ах да, слишком уж часто актёры стояли/сидели/лежали спиной к зрителю — тоже не самый лучший ход (в киноверсии он смотрелся не так плохо — камера всё равно могла выхватить нужный ракурс). К боязни оставлять актёра в одиночестве на сцене прибавился, видимо, страх нарушить личное пространство — чаще всего персонажи стоят в отдалении друг от друга, даже если подразумевается напряжённый диалог. В итоге они опять кричат, чересчур театрально напрягаются и постоянно тянут руки друг к другу, несчастные.

Но вообще, как бы мне ни нравилась сцена, очень уж попахивает... не голливудщиной, но чем-то таким, намекающим на зрелищность. То есть, без очень и очень многих ходов можно было спокойно обойтись. Особенно — без непонятного залпа в конце первого акта. К чему это было? Зачем? Просто показать крутое устройство? Хотя, нет, именно этот залп обеспечил «землю», покрывавшую сцену весь второй акт. Но неужели этого нельзя было сделать без помпезности? И ещё вопрос, нужна ли была эта земля — она явно мешала многим персонажам.

Получилось... нечто. Вялое, но при этом с очень торопливым прогоном всех сцен. Зрелищное, с громкой музыкой, кучей костюмов и декораций, но, нет, эта постановка не открыла бы для меня «Гамлета», не подала ни единую новую мысль. Она очень проста и, пожалуй, хорошо бы смотрелась на Бродвее. Я ожидала другого от спектакля, о котором целый год трубили из всех щелей. Остаётся только вопрос — а был ли Гамлет? Назваться-то им легко, а вот сыграть...
запись создана: 20.10.2015 в 20:20

@темы: театр, отзыворецензии, многобуквие