Mari Kilkenni
Я ставлю перед собой великие цели. Согласитесь, красиво смотрятся. Пусть стоят
“Она любит меня” — сам по себе очень приятный и уютный мюзикл, а в недавней бродвейской постановке эту приятность и очаровательность усиливает и подчёркивает дизайн сцены. Сама сценография там уютная и очень здоровская, прекрасно подходит под атмосферу всего мюзикла. По сути, на сцене воссоздали целую городскую площадь, которая затем трансформируется в магазин, комнату и ресторан. Вот любопытное VR-видео, наглядно демонстрирующее все эти трансформации

За свой дизайн Дэвид Рокуэлл заслуженно получил Тони. Когда он переехал в Нью-Йорк, то поселился рядом с Бигелоу — старейшей действующей аптекой США. Она работает с 1838 года, а её интерьер не менялся с 1902 года. Именно Бигелоу стала источником вдохновения для Рокуэлла, когда он создавал сцену новой версии “Она любит меня”. Над декорациями и их механизмами, кстати, команда трудилась около восьми месяцев: по признанию Рокуэлла, придумать подходящую геометрию и механику, которая бы могла трансформироваться за 20 секунд, без задержек, было ужасно сложно.

Центром, основой сценографии “Она любит меня” стал парфюмерный магазин Марачека. Действие происходит в Будапеште в 1930х годах, так что магазин полон деталей ар-нуво — этот стиль как раз оказал сильное влияние на городскую архитектуру того времени (Рокуэлл, к слову, не только дизайнер сцены, но и архитектор).

Сперва зрители видят красочную площадь. Когда же продавцы приходят на работу, стены отделяются и, вращаясь, раскрывают элегантный интерьер магазина на манер шкатулки. А затем превращаются в ресторан, больничную палату или уютную комнату.

Сцена Рокуэлла играет очень большую роль в создании атмосферы мюзикла. Пастельные фасады, изящные детали и флаконы духов конфетного цвета — идеальное решение, без которого мюзикл уже сложно представить.

Команда Рокуэлла смастерила 150 флакончиков, наполнила их разноцветными жидкостями, промаркировала от руки и вставила в иллюминированные ниши. Дизайнер отыскал старинную стальную кассу, в которую положил настоящие чешские деньги. Единственное, что нельзя почувствовать — запах: сценический парфюмерный магазинчик ничем не пахнет.

“Я тут же почувствовала, будто сцена — один из персонажей, — вспоминает Джейн Краковски, игравшая Илону. — Живой, дышащий персонаж, который танцует вместе с нами”.

Рокуэлл с такой формулировкой полностью согласен: “Мы считали сцену одним из актёров. Она постоянно меняется, то открывается, то закрывается, прячется и раскрывается с определённым ритмом, будто танцует под музыку”.

+3 фото

@темы: мюзиклы, театр